Радиофон ЛК-1: как выглядел советский мобильник в 60-х годах

Радиофон ЛК-1: как выглядел советский мобильник в 60-х годах

Судьба многих выдающихся изобретений в Советском Союзе была незавидной. Научно-технический прогресс тормозился косностью плановой системы, в лучшем случае ориентированной на текущие потребности людей, но не способной предвидеть будущие. Подтверждением этому служит история советского радиофона ЛК-1, который фактически был первым мобильным телефоном в мире.

«Телефонный радиоаппарат»

Инженер Леонид Куприянович, закончивший знаменитую московскую «Бауманку», возможно, служил на одном из засекреченных предприятий, так как место его работы в печати не называлось. Переносными радиостанциями Куприянович начал заниматься в середине 1950-х годов, и достаточно быстро добился впечатляющих успехов. Инженер подал патентное заявление на регистрацию «устройства вызова и коммутации каналов радиотелефонной связи». Изобретённый им прибор ЛК-1 позволял связываться с городской телефонной сетью посредством электромагнитных волн.

Первый опытный образец устройства весом 3 килограмма Куприянович продемонстрировал в 1957 году. Тогда же вышли статьи в журналах «Наука и жизнь» и «За рулём» с фотографиями диковинного «телефонного радиоаппарата». По габаритам радиофон Куприяновича напоминал толстый том энциклопедии. Технические параметры аппарата позволяли пользователю удаляться от автоматической телефонной радиостанции на расстояние 20-30 километров и не менять батареи в течение суток. При необходимости для питания ЛК-1 можно было использовать автомобильный аккумулятор.
«На аппарате размещены 2 антенны; на передней его панели установлены 4 переключателя вызова, микрофон (снаружи которого подключаются наушники) и диск для набора номера», — описывал изобретатель внешний вид своего прибора.

Карманный вариант

На следующий год Леонид Куприянович создал карманный радиотелефон, который весил всего 500 граммов. Это, конечно, в 6 раз больше среднего веса современных мобильников, но по тем временам такая компактность была на грани фантастики. Для сравнения можно упомянуть первый коммерческий сотовый телефон ОупаТАС 8000Х, выпущенный в 1983 году американской фирмой Motorola – его вес составлял 783 грамма.

Куприянович сравнивал размер модели 1958 года с габаритами «двух сложенных вместе папиросных коробок». По этому образцу уже можно было звонить без наушников и микрофона – их заменила обыкновенная телефонная трубка. Значительное место на аппарате занимал все тот же диск для набора номера.

70-граммовый наладонник

Наконец, в 1961 году советский гений электроники продемонстрировал журналистам Агентства печати «Новости» последний и наиболее совершенный образец своего радиофона. Он весил лишь 70 грамм и помещался в ладони. На устройстве по-прежнему не было кнопок, но диск для набора был уменьшен в несколько раз. Уникальными были и прочие характеристики. Например, аппарат мог удаляться от базовой станции на целых 80 километров. Это означало, что владелец радиофона свободно перемещался в пределах Москвы.

Неслучившийся прорыв

Создатель «первого мобильника» и следившие за его публикациями энтузиасты-радиолюбители рассчитывали, что со временем радиофонов ЛК-1 будут тысячи – их планировалось применять не только в промышленности, но и в быту, для «личного пользования». В 1957 году журнал «Юный техник» напечатал карикатуру, герой которой звонит по радиотелефону с пропеллером из Москвы в Париж. А устройство 1961 года, по сообщениям советских газет, уже было готово к серийному выпуску.
Однако эти надежды оказались слишком радужными.

В эпоху космической гонки изобретение, призванное облегчить жизнь обычному советскому человеку, оказалось фактически никому не нужным. Партийная номенклатура с успехом пользовалась системой связи «Алтай», похожей на стандартный телефон, только устанавливаемый в автомобиле. О радиофоне Леонида Куприяновича все забыли, а сам он отказался от дальнейших разработок в этой области. Изобретатель умер в 1994 году – как раз тогда, когда на российском рынке уже появлялись первые импортные сотовые телефоны, стоившие баснословных денег.