Борис Паш: как сын русского православного священника помог американцам украсть немецкий секрет ядерной бомбы

Борис Паш: как сын русского православного священника помог американцам украсть немецкий секрет ядерной бомбы

Удивительно, как причудливо судьбы некоторых людей влияют на ход мировой истории. Например, американский разведчик Борис Пашковский внес большой вклад в реализацию проекта по созданию атомной бомбы в США. В конце Второй мировой войны он вывозил из гитлеровской Германии ученых и научную документацию по секретным разработкам в области ядерной физики. Этот американский разведчик русского происхождения в какой-то степени ответственен за чудовищную трагедию Хиросимы и Нагасаки.

Кто он такой

Борис Фёдорович Пашковский (Boris Theodore Pash) родился в 1900 году в Сан-Франциско. Его отец был православным священником. Поскольку до революции зарубежные приходы полностью подчинялись РПЦ, русских попов иногда направляли служить за границу. Там, на солнечном калифорнийском берегу, до 11 лет рос будущий разведчик. Америка навсегда осталась для него родной страной.
В 1912 году руководство РПЦ отозвало из США отца Феофила (Федора Пашковского). Его сын Боря оказался вдали от Сан-Франциско и был вынужден привыкать к новой жизни. В мятежном 1917 году юноша окончил Киевскую духовную семинарию. В годы Гражданской войны он был белогвардейцем. Очевидно, именно тогда в молодом человеке зародилась ненависть к левой идеологии, большевикам и коммунистам, которой он отличился на службе в контрразведке США.

В 1920 году Борис вместе с молодой женой Лидией Ивановой решил покинуть страну, в которой окончательно утвердилась большевистская власть. Семья недолго прожила в Германии, где у четы Пашковских родился сын Эдгар.
После возвращения в США будущий разведчик окончил Спрингфилдский колледж (Массачусетс), а затем продолжил образование в университете Южной Калифорнии. Тогда он сменил непривычную и длинную для американского слуха фамилию на укороченный вариант «Паш».

Молодого, умного, амбициозного человека, знающего несколько языков и имеющего опыт участия в боевых действиях, охотно приняли в кадровый резерв ФБР. Во время Второй мировой войны Борис Паш курировал Манхэттенский проект по созданию атомной бомбы в Лос-Аламосе, а затем руководил такими известными операциями американских спецслужб, как «Алсос» и «Скрепка».
Примечательно, что человек, связанный с разработкой ядерного оружия США, после бомбардировок Хиросимы и Нагасаки служил в Японии. Там он занимался разведывательной деятельностью в 1946-1947 годах. Борис Паш не мог не знать, к каким последствиям привела его деятельность в сфере атомного шпионажа. Думал ли он о своей ответственности за случившуюся трагедию? Это осталось неизвестным.
Затем Б.Ф. Пашковский участвовал в разработке различных спецопераций ЦРУ, недолго прослужил в Австрии. В 1957 году этот неоднозначный человек вышел в отставку в звании полковника. Он был удостоен медали «За выдающиеся заслуги». Жил в солнечной Калифорнии, писал мемуары.
Умер в 1995 году. Память о Борисе Федоровиче увековечена в Зале славы военной разведки США.

Дело Оппенгеймера

Б.Ф. Паш ненавидел коммунистов и всех, кто им сочувствовал. Занимаясь вопросами безопасности Манхэттенского проекта, этот человек всеми силами стремился выявить среди американских ученых потенциальных предателей. Он не доверял физикам-ядерщикам, среди которых многие придерживались левых политических взглядов.

 

Австрийский писатель Роберт Юнг в своей документальной книге «Ярче тысячи солнц» (Москва, 1961 год издания, перевод с англ. – В.Н. Дурнев) рассказал о многочисленных допросах, которым по инициативе Бориса Паша подвергся известный ученый Роберт Оппенгеймер, являвшийся научным руководителем Манхэттенского проекта.
Дело в том, что бывшая невеста американского физика-ядерщика Джэйн Тэтлок была коммунисткой, но после расставания с ней и женитьбы на Катарине Пуенинг в 1940 году Роберт прекратил всякое общение с прежними приятелями, многие из которых придерживались левой идеологии.
Но Борис Паш дал указание своим сотрудникам постоянно следить за ученым. В духе оперативников НКВД американский контрразведчик постоянно предупреждал свое руководство о политической неблагонадежности Оппенгеймера и его коллег, собирая компромат.

Например, 29 июня 1943 года Паш направил в Вашингтон рапорт, в котором обвинил ученого в передаче секретных научных данных коммунистам для отправки в СССР, где тоже активно проводились исследования в области ядерной физики. А роль связной, как подозревал американский контрразведчик, исполняет вышеупомянутая Джэйн Тэтлок или кто-либо из прежних друзей Оппенгеймера.
Начались допросы. Некоторые из них проводил сам Борис Паш, иногда его заменяли коллеги. И ученый неожиданно для контрразведчиков рассказал о неком англичанине, который представился Джоном Элтентоном. Этот человек вступил в контакт с участниками Манхэттенского проекта, упомянув в частной беседе о необходимости обмена научной информацией с коллегами из СССР. На что Роберт Оппенгеймер, по его словам, ответил решительным отказом.

Борис Паш и другие американские контрразведчики стали выпытывать у ученого имена его коллег, беседовавших с Джоном Элтентоном, а также личность их общего знакомого, который свел физиков-ядерщиков с этим подозрительным англичанином (советским шпионом). И после долгих допросов Оппенгеймер был вынужден «сдать» посредника, которым оказался его давний друг Хаакон Шевалье, преподававший романские языки в Калифорнийском университете.
Так, усилиями искусного «инквизитора», каким показал себя Б.Ф. Паш, научный руководитель Манхэттенского проекта предал своего друга. И на карьере Хаакона Шевалье был поставлен крест.

 

Проект «Алсос»

В 1969 году Нью-Йоркское издательство Award House выпустило книгу The Alsos Mission (Миссия «Алсос»). Это мемуары Бориса Паша о главном деле его жизни – охоте за секретными немецкими разработками в сфере ядерной физики.

В годы Второй мировой войны многие американские политики опасались, что Адольф Гитлер раньше других мировых лидеров заполучит атомную бомбу, тем более что немецкие ученые активно вели разработки в этой сфере. Некоторые известные физики стали участниками Манхэттенского проекта именно ради создания противовеса планам фашистов.

 

Поэтому осенью 1943 года в США было сформировано секретное подразделение «Алсос», военным руководителем которого стал Борис Паш, а за научную часть работы отвечал талантливый физик Сэмюель А. Гоудсмит, работавший в Массачусетском технологическом институте. Участники подразделения носили особые опознавательные значки, на которых белая буква «альфа» была пронзена красной молнией. Это изображение символизировало атомную энергию.

Ветеран разведки и писатель Игорь Анатольевич Дамаскин в своей книге «100 великих операций спецслужб» (Москва, 2006 год издания) указал, что американцы стремились раньше союзников по антигитлеровской коалиции захватить в свое распоряжение немецких ученых и их секретные разработки, ведь негласная гонка вооружений началась уже в конце Второй мировой войны. Порой спецподразделение «Алсос» прорывалось с настоящими боями в лаборатории и институты, расположенные на территории Италии, Франции, Бельгии, Испании, Австрии. Практически везде, где по их данным немецкие ученые могли трудиться над «Урановым проектом» Третьего рейха, Борис Паш и бравые американские ребята оказывались раньше возможных конкурентов: англичан, французов или русских.

Участники миссии «Алсос» в августе 1944 года побывали в парижской лаборатории Жолио-Кюри, в ноябре – в Физическом институте Страсбурга, в апреле 1945 года захватили маленькие альпийские городки Эхинген и Хайгерлох, где располагались секретные научные центры. Оказавшись в Эхингене на 18 часов раньше французских войск, Борис Паш сразу же арестовал восемь ученых, среди которых были лауреаты Нобелевской премии Отто Ган и Макс фон Лауэ, а также Карл Фридрих фон Вайцзекер.

В ходе миссии «Алсос» в Целле, Гамбурге, Гейдельберге и Тюрингии были захвачены разработки многих ведущих физиков, химиков и врачей-радиологов гитлеровской Германии. Американцы заполучили еще одного нобелевского лауреата – Вернера Карла Гейзенберга, как и всех ведущих специалистов Третьего рейха. Разведчики полностью завладели научными разработками гитлеровского ядерного проекта, переправили в Америку все документы и материалы. Туда же в конце Второй мировой войны отправились 14 немецких ученых, еще четверо их коллег-соотечественников уже работали в США.
В советской, британской и французской зоне оккупации Германии остались лишь несколько научных работников, не представлявших особой ценности для военной разведки.
Разумеется, различные источники утверждают, что гитлеровские ученые были далеки от создания атомной бомбы. Об этом пишет в своей книге и Роберт Юнг. Но факт остается фактом: вскоре после завершения операции «Алсос» американцы разбомбили Хиросиму и Нагасаки. США удалось хоть и на короткое время, но захватить мировое лидерство в гонке вооружений.
Помимо ученых и их разработок разведчики вывезли из секретных хранилищ в Альпах около 1200 тонн обогащенного урана-238. Именно из этой руды, а также из плутония, аналогично доставленного из Западной Европы, были изготовлены заряды для пяти первых атомных бомб США.

Операция «Скрепка»

Еще одной известной спецоперацией, к которой непосредственно причастен Борис Паш, был проект «Скрепка». Речь идет о вербовке ученых Третьего рейха для работы в Америке. В ходе разгоравшейся между СССР и США гонки вооружений Joint Intelligence Objectives Agency (Объединенное агентство по целям разведки) не брезговало сотрудничеством с откровенными пособниками нацистов.
В августе 1945 года проект «Скрепка» был официально утвержден директивой президента Гарри Трумэна. При этом он особо подчеркнул, что согласно решениям Потсдамской и Ялтинской конференций, запрещено привлечение к работе в США ученых, которые активно поддерживали фашистский милитаризм.
Однако военное ведомство и спецслужбы нашли оригинальный выход из этой ситуации. Они стали подменять досье ученых, состоявших в национал-социалистической партии Германии, ложными биографиями. Причем, часто две версии документов (реальная и «отбеленная» от фашизма) хранились в личных делах научных работников, соединенные канцелярскими скрепками. Так и возникло название этой спецоперации.
При участии Б.Ф. Паша были сфальсифицированы биографии многих немецких ученых, необходимых для различных ведомств США. Среди них оказались: Губертус Штругхольд, проводивший бесчеловечные медицинские эксперименты в концлагере Дахау; а также известные ракетостроители Артур Рудольф и Вернер фон Браун, которых ранее называли настоящей угрозой для сил антигитлеровской коалиции.
Многие пособники нацистов получили возможность продолжить свои научные изыскания в Америке благодаря деятельности Бориса Паша.

 

Вот каким неоднозначным человеком он был – герой для американской разведки, суровый борец с коммунистическими взглядами среди ученых США, укрыватель нацистских преступников, белогвардеец и сын священника, причастный к созданию атомной бомбы. 

 

 

источник