Константин Циолковский: за что отец космонавтики сидел на Лубянке

О жизни выдающихся людей известно практически все. Каждый шаг их жизни многократно описан в документальных материалах и художественных произведениях. Тем не менее порой на поверхность всплывают совершенно удивительные факты биографии легендарных личностей. Кто бы мог подумать, что на заре советской власти отца отечественной космонавтики К.Э. Циолковского обвинят в шпионаже в пользу белых и заберут на Лубянку.

Арест ученого

Официальная история рисует Константина Эдуардовича Циолковского скромным учителем из Калуги, который, живя затворником, делал великие научные открытия, писал статьи и книги. Однако еще до революции 1917 года труды Циолковского имели широкий успех. Его статьи регулярно печатались в популярных научных изданиях, а книги зачитывались до дыр многочисленными поклонниками ученого. Но грянули революционные годы, и о науке в стране на время забыли.

Неожиданно, как гром среди ясного неба, в ноябре 1919 года Константина Эдуардовича Циолковского под конвоем увезли на Лубянку. Чем же 62-летний учитель физики и математики мог помешать новой власти? Космос и научные работы ученого тут, разумеется, были совершенно ни при чем.

Белогвардейский связной

Несмотря на то что до репрессий 1930-х годов оставалось около двух десятилетий, Циолковского погубил банальный донос. Когда спустя много лет было рассекречено дело №1096, общественность с удивлением узнала, что по информации чекистов Константин Эдуардович работал на разведку Деникинской армии. Об этом донесли офицеры Особого отдела 12-й армии Кучеренко и Кошелев. Перед ними командованием была поставлена задача, внедриться в ряды белых войск с целью получения достоверных данных об их дислокации и передвижении. Операция прошла настолько успешно, что красным агентам уже руководство разведки армии А. Деникина доверило сбор данных о частях Красной Армии. В этот момент, как утверждали в своем донесении Кучеренко и Кошелев, они и узнали о существовании К.Э. Циолковского. Начальник белогвардейской разведки князь Голицын-Рарюков поручил им найти в Калуге учителя по фамилии Циолковский, который укажет им месторасположение штаба повстанческих отрядов Союза возрождения России. Он же должен был передать фальшивым агентам белогвардейской разведки координаты связных, обладающих информацией о положении на фронте и предстоящих передвижениях Красной Армии. При встрече с Циолковским Кошелев и Кучеренко должны были назвать пароль «Федоров-Киев». При этом Голицин-Рарюков дал им точный адрес учителя. Ошибки быть не могло. На бумаге значился домашний адрес К.Э. Циолковского: г. Калуга, ул. Коровинская, д. 61.

На Лубянке

После получения подобных компрометирующих сведений Циолковского, разумеется, должны были тут же арестовать. Но среди чекистов были образованные люди, которые отлично знали о научных заслугах ученого, поэтому его решили сначала проверить. К Циолковскому в роли офицера разведки Деникинской армии по фамилии Образцов явился агент ВЧК Молоков. 16 ноября 1919 года, назвав условленный пароль, провокатор переступил порог дома ученого. На протяжении нескольких часов Молоков беседовал с Циолковским, пытаясь получить от него данные о расположении контрреволюционных сил и белогвардейских связных. Но ученый сделал удивленные глаза и объяснил, что его интересует исключительно наука, в частности космос и воздухоплавание, а политические и тем более военные дела его совершенно не волнуют. Тем не менее, несмотря на то, что проверка не дала ожидаемых результатов, обоих собеседников в конце разговора арестовали и отвезли на Лубянку. Возможно, Голицын-Рарюков подобным образом проверял самих Кошелева и Кучеренко, направив их по ложному пути, назвав имя и адрес известного человека.

Счастливая развязка

Несколько следующих дней с 19 по 29 ноября Циолковский провел в общей камере на Лубянке без допроса. Когда спустя 10 дней его все-таки вызвал следователь Ачкасов, пожилой ученый сразу заявил ему, что является сторонником советской власти и арестован по ошибке. Дальше он пустился в пространные рассуждения о своих научных работах, игнорируя попытки следователя перевести разговор на тему его возможного сотрудничества с разведкой армии Деникина. Однако на вопрос, почему именно к нему зашел белый офицер, назвав условленный пароль, ученому пришлось ответить максимально подробно. Циолковский заявил, что действительно знаком с Федоровым, живущим в Киеве, и часто переписывается с ним. Когда в гости к ученому пришел человек и передал привет от старого знакомого, он не мог не напоить его чаем. Но на все вопросы гостя о белогвардейцах ученый отвечал, что ему ничего не известно, и даже пригрозил выдать его властям. Ученому поверили. Следователь Ачкасов в деле Циолковского собственной рукой написал заключение, из которого следовало, что белые с Циолковским знакомы не были. В то же время он отметил, что проницательный ученый разоблачил двойного агента и, возможно, именно поэтому не сообщил ему данные о Союзе возрождения России. В качестве приговора Ачкасов предлагал отправить Циолковского на год в концентрационный лагерь, но без принуждения к обязательным работам по причине его возраста и плохого здоровья. К счастью, с делом Циолковского ознакомился начальник особого отдела МЧК Е.Г. Евдокимов. Неизвестно, чем руководствовался начальник Московской ЧК, но на деле ученого он красными чернилами написал четкую резолюцию: «Освободить и дело прекратить. Е. Евдокмов». В тот же день 1 декабря 1919 года ученого отпустили на волю. 

 

 

источник

АвторНаталья

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *