Трагическая судьба самого известного вундеркинда XX века

В современной психиатрии есть необычный термин – «феномен Сидиса». Им определяют необъяснимое явление, когда человек проявляет в детстве сверхгениальные способности, но с возрастом теряет их, становясь посредственностью.

Термин этот получил свое название от фамилии самого известного вундеркинда XX века – Уильяма Джеймса Сидиса, трагическая судьба которого дала почву для размышлений не одному поколению ученых-психиатров.

Уильям родился 1 апреля 1898 года в почтенной еврейской семье, переехавшей из украинского городка Бердичева в Нью-Йорк.

Ребенок априори не мог не стать гением: его отец, Борис Сидис, был доктором медицинских наук, преподавал в Гарварде, развивал новое научное направление в психологии – психопатологию, мать Сара имела высшее медицинское образование, закончила престижный Бостонский университет, но забросила свою карьеру, всецело погрузившись в воспитание сына.

Крестным отцом Уильяма был Уильям Джеймс, известный американский психолог и философ, в честь которого и назвали свое чадо семейство Сидисов.

С самого рождения Уильяма отец и мать практиковали на нем свои психологические теории воспитания гениального ребенка.

Борис Сидис поддерживал идею о том, что человеческий мозг в стадии формирования способен поглощать в сто крат большей информации, нежели мозг взрослого человека. С первых месяцев жизни родители предоставляли Уильяму огромное количество информации, в т.ч. и путем гипноза: он изучал алфавит нескольких иностранных языков, цифры, формулы и т.д.

В 7 месяцев он уже имел богатый словарный запас, мог самостоятельно пользоваться столовыми приборами, запоминал и в точности повторял буквы и символы, которые ему показывали на кубиках (обычные дети демонстрируют эту способность только к 3-4 годам).

В год Уильям научился писать, а уже в 1,5 года он свободно читал американские газеты, причем понимал весь смысл текста. В 4 года Уильям прочел труды Гомера на древнегреческом языке, научился набирать текст на печатной машинке.

Отец Уильяма публиковал научные статьи, где описывал поразительные результаты применения своей методики домашнего обучения. Малыш Уильям стал популярным, и журналисты в погоне за очередной сенсацией начали за ним охоту.

В шесть лет Уильям пошел в школу, но уже за полгода он обогнал своих сверстников по программе на 7 лет, через 2 года он закончил среднюю школу экстерном. 9-летний Уильям Сидис подал документы для поступления в Гарвардский университет.

Несложно догадаться, насколько была ошеломлена приемная комиссия. Ульям блестяще сдал все вступительные экзамены, но комиссия все же решила подстраховаться и отказала ему в приеме по формальному основанию – «эмоциональна незрелость».

Поступления Уильяму пришлось подождать еще два года – за это время он закончил колледж, написал несколько книг по математике и космологии. В 11-летнем возрасте Уильяму все же позволили стать студентом Гарварда.

Он моментально стал достоянием общественности, газеты наперебой строчили заметки о юном гении, возникали бурные споры на тему применения методик воспитания детей, и приходили даже к тому, что государственная система общего образования полностью изжила себя.

С тех пор вся жизнь Уильяма была на страницах газет. Он обладал настолько глубокими познаниями в математике, что уже в 11-летнем возрасте получил приглашение в математический клуб Гарварда прочитать цикл лекций по четырехмерному пространству. Гарвардская профессура пророчила Уильяму блестящее будущее ученого-математика.

Постоянное внимание к собственной персоне губительно сказывалось на неокрепшей психике мальчика: у него начала развиваться социофобия, все чаще он стремился к уединению.

В 12 лет с ним случился первый нервный срыв. Родители отправили его на лечение в санаторий. По возвращении Уильям сильно изменился: он стал замкнутым, раздражительным, отказывался от публичных выступлений.

В 16 лет Уильям блестяще окончил Гарвард с дипломом бакалавра искусств и некоторое время продолжал заниматься преподавательской деятельностью.

Однако отношения со студентами у него не сложились: они не желали воспринимать преподавателя, который был младше них, интерес в его лекциях заключался для них лишь в нем самом – на него глазели, показывали пальцем, обсуждали, смеялись.

Масла в огонь подлила очередная статья в газете, где он в интервью честно ответил, что мечтает быть отшельником и полностью посвятить себя науке, он дал обет безбрачия и женщины его совсем не интересуют.

Конфликт со студентами не позволил Уильяму остаться в Гарварде, родители в срочном порядке перевели его Хьюстонский университет, где он преподавал математику.

Но шумиха вокруг вундеркинда не позволила ему спокойно заняться любимой наукой. Некоторое время он пытался продолжить обучение в Гарварде, поступив на факультет права, но через три года бросил.

В 1919 году Сидис снова попал на первые страницы газет, став участником скандальной социалистической демонстрации. Родителям чудом удалось спасти его от тюремного срока, и они заперли бунтаря в своем доме в Калифорнии.

Однако Уильям сбежал из-под родительской опеки и долгое время скитался по разным городам, устраиваясь на самые простые должности клерков. Он всячески скрывал свое имя и признавал, что утратил всяческий интерес к математике – всю ее вмещала одна лишь счетная машинка.

Книги его стали скучными и пресными. Весь остаток своей жизни Уильям посвятил скандальным разбирательствам с журналистами, которые писали уже не о восходе, а о закате гения, сопровождая все это едкими насмешками.

Отношения с родителями у него были прохладными, он даже не приехал на похороны отца. В 1944 году Уильям умер от инсульта, было ему всего 46 лет. Никаких прорывов в науке он так и не совершил…

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *