Как российский посол сделал итальянца самым любимым художником в Турции


Многие европейцы запоем рисовали Восток. Но их Восток — это обнажённые женщины в гаремах и банях. У итальянца Фаусто Дзонаро совсем другое видение темы. Это базар, чадры, городские улицы и лица людей. Дзонаро жил в Турции и рисовал для последнего её султана.



Мальчик, который хотел стать художником


Фаусто родился в семье каменщиков. Поколение за поколением его предки работали на стройках, и своему сыну Дзонаро-старший собирался обеспечить такую же карьеру. Но мальчик больше всего на свете хотел рисовать. И… никакого скандала. Нежно любивший его отец согласился. Фаусто стал ходить на учёбу каждый день в училище, расположенное в соседнем городке — за 12 километров. Чтобы обучение было не так разорительно для семьи, ходил он пешком, повесив ботинки на шею — чтобы не стирались. Так что отцу приходилось тратиться только на краски и бумагу.

 
Турчанка от Фаусто Дзонаро.

Турчанка от Фаусто Дзонаро.



 
Мужской портрет.

Мужской портрет.


Мальчик оказался одарён. Стало ясно, что живопись — его призвание. После училища он поступил в Академию изящных искусств в Вероне. Ему помогла меценатка, дворянка Стефания Омбони, поддержавшая немало юных дарований из глубинки. Курс, на котором учился Фаусто, можно назвать золотым — многие из студентов стали потом знаменитыми художниками.

 
Сценки из итальянской жизни от Дзонаро.

Сценки из итальянской жизни от Дзонаро.

 

Художник Дзонаро: один из сотен


Образование получают, чтобы потом работать. Вакансии великого или выдающегося художника в газетах не было, и Дзонаро открыл собственную школу рисования, уехав из Вероны в Венецию. Сам он много писал, стараясь найти свой собственный стиль на стыке гладкого линиями итальянского реализма и «неряшливого» французского импрессионизма.

 
Турчанки и импрессионизм от Дзонаро.

Турчанки и импрессионизм от Дзонаро.



 
Турчанки на качелях.

Турчанки на качелях.



 
Рыбаки на Босфоре.

Рыбаки на Босфоре.


Рисовал всё, что видел. Жанровые сценки с улиц, из мастерских и лавочек; детей, девушек, юношей, мужчин, женщин, стариков; дома, стены, каналы, мостовые. Такие картины разлетались у туристов, как горячие пирожки, и все венецианские художники писали их чуть ли не конвейерным методом. Дзонаро был классом выше большинства коллег, много выставлялся на родине и за границей, получал одобрительные отзывы критиков, но туристы всё равно не отличили бы его полотна от десятков других выставленных на продажу картин со всё теми же мальчишками, цветочницами, лавочниками и праздными барышнями.

 
Серенада на картине Дзонаро.

Серенада на картине Дзонаро.



 
Девушки, отдыхающие после игры.

Девушки, отдыхающие после игры.


В своей школе он познакомился с девушкой по имени Элизабетта Панте. Молодые люди влюбились, женились и съездили в Париж — именно там Фаусто с творчеством импрессионистов и познакомился. Художницы из Элизы не вышло, зато она стала неплохим фотографом.

 
Портрет Элизы Панте от Дзонаро.

Портрет Элизы Панте от Дзонаро.



 
Девушка, нанизывающая жемчуг.

Девушка, нанизывающая жемчуг.


Дзонаро очень поддерживал герцог Паоло Камерини, как скупая его картины, так и делая крупные заказы, например, на несколько пастельных пейзажей для оформления гостиной. Вообще умение Дзонаро писать выразительные пейзажи послужило на руку его потомкам. Он успел сделать несколько картин, изображающих Пендино, один из самых старых и самых неблагополучных районов Неаполя, за несколько лет до того, как его снесли. В общем, всё шло а тому, что в истории Дзонаро останется как один из множества певцов в Италии. Но случай в лице российского посла в Турции всё изменил.

 
Продавец лимонада на картине Дзонаро.

Продавец лимонада на картине Дзонаро.



 
Венеция под снегом кисти Дзонаро.

Венеция под снегом кисти Дзонаро.

 

Улицы Стамбула и дворец султана


В 1892 году Фаусто вместе с семьёй переехал в Стамбул, чувствуя, что в Италии закисает. Жене и детям на новом месте понравилось, да и сам художник воспрял. Как всегда, он немедленно влюбился в улицы нового города. Полотно за полотном заполнялись фигурами людей, составляющих жизнь этих улиц. В Турции было не так много европейских художников, так что, когда послу России Нелидову понадобилось заказать картину, он обратился именно к Дзонаро.

 
Картина, заказанная русским послом.

Картина, заказанная русским послом.



 
Вид Стамбула с Босфора.

Вид Стамбула с Босфора.



 
Лодки султана.

Лодки султана.


Картина должна была стать подарком султану Абдулу Хамиду. На ней, по желанию заказчика, Дзонаро изобразил турецких кавалеристов, проходящих по мосту под восхищённые взгляды горожан. Полотно султану несказанно понравилось, и в 1896 году Дзонаро был приглашён на должность придворного живописца.

 
Уличная сценка от Дзонаро.

Уличная сценка от Дзонаро.



 
Моление.

Моление.


Позже, после переворота, о Фаусто будут вспоминать как о художнике последнего султана Турции. Но тогда ничто, казалось, не предвещало султану печальной судьбы, и Дзонаро рисовал Абдула Хамида и его семью, запечатлевая довольные жизнью, цветущие лица. И, конечно, параллельно писал улицы, улицы, улицы — полные бородачей и женщин в платках. Никто столько не сделал, чтобы оставить портрет самой Турции на рубеже веков, сколько этот итальянец. Неудивительно, что турки его до сих пор обожают.

 
Портрет султана.

Портрет султана.



 
Портрет принца Абдуррахима.

Портрет принца Абдуррахима.



 
Вид на бывший собор Святой Софии.

Вид на бывший собор Святой Софии.



 
Цыганка, гадающая на улице.

Цыганка, гадающая на улице.



 
Набережная Босфора.

Набережная Босфора.



 
Портрет дамы.

Портрет дамы.



 
Турецкие солдаты, идущие в атаку.

Турецкие солдаты, идущие в атаку.



 
Летний день.

Летний день.



 
Брадобрей.

Брадобрей.



 
Девушка.

Девушка.



 
Прогулка на лодках.

Прогулка на лодках.



 
Музыкантша.

Музыкантша.



 
Для этой картины, выигравшей на международном конкурсе, Фаусто позировали его сестра и сын.

Для этой картины, выигравшей на международном конкурсе, Фаусто позировали его сестра и сын.



 
Портрет дамы.

Портрет дамы.



 
Торговец хлебом.

Торговец хлебом.



 
Уличные торговцы.

Уличные торговцы.



 
Улица.

Улица.



 
Девушка.

Девушка.



 
Взятие султаном Мехмедом Константинополя. В виде одного из спутников Мехмеда Дзонаро изобразил себя.

Взятие султаном Мехмедом Константинополя. В виде одного из спутников Мехмеда Дзонаро изобразил себя.



 
Выезд дочери английского посла.

Выезд дочери английского посла.


В Стамбуле Дзонаро продолжал обучать следующее поколение живописцев. Среди его учеников — знаменитая турецкая художница Михри Мюшфик Ханым. К сожалению, после переворота 1909 года Дзонаро больше не находил себе места в Стамбуле. В Италии он искал место, похожее на город, который он успел полюбить всем сердцем, и поселился в Сан-Ремо. Прожил Дзонаро в Сан-Ремо до конца жизни. Его картины до сих пор волнуют зрителя, а на мировых аукционах они оцениваются в сотни тысяч долларов.

 
Картина, написанная перед самым отъездом из Стамбула.

Картина, написанная перед самым отъездом из Стамбула.



 
Байрам. Картина, проданная почти за полтора миллиона фунтов стерлингов.

Байрам. Картина, проданная почти за полтора миллиона фунтов стерлингов.

источник

Авторadmin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *